Борис Титов: Поправки повысят качество работы омбудсменов

Сейчас в Государственной Думе находятся поправки в Закон «Об уполномоченных по защите прав предпринимателей», которые детализируют и увеличивают функции и полномочия региональных и общественных омбудсменов, рассказал Борис Титов, уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей.


Какие полномочия для участия в арбитражных процессах, а также,  какие права на ознакомление с материалами гражданских, административных и уголовных дел получат бизнес-омбудсмены? Почему амнистия предпринимателей дается так тяжело, и чем она отличается от первоначальной задумки? Как поднимают Россию на 20 место в рейтинге Всемирного банка Doing business, о создании особой экономической зоны в Крыму и теневой экономики в республике, а также о других острых проблемах рассказал «Первому Антикоррупционному СМИ» Борис Титов. Полный текст интервью с уполномоченным по защите прав предпринимателей читайте на страницах «Первого Антикоррупционного СМИ».

КРЫМ

— Есть разговоры о том, что для Крыма сегодня готовятся некие преференции, есть ли у вас информация о том, какие именно это будут преференции? Будет ли создана в Крыму особая экономическая зона, или будут введены «налоговые каникулы»? Как эти преференции могут сказаться на крымском бизнесе в долгосрочной перспективе? Насколько масштабен теневой сектор бизнеса в Крыму?

— Проект Закона о создании Особой экономической зоны в Республике Крым и г.Севастополе сейчас проходит согласование в Правительстве РФ. Предполагаются существенные послабления для резидентов этой ОЭЗ и по налогам, и по социальным страховым взносам, льготные таможенные правила, создание игорной зоны. Резидентом ОЭЗ сможет считаться юрлицо или предприниматель, зарегистрированные и работающие в Крыму или Севастополе со штатом сотрудником не менее десяти человек. При этом они будут должны вложить не менее 150 млн руб. (а в игорной зоне – 500 млн руб) в течение первых трех лет, а также уплатить регистрационный сбор в размере не менее 150 млн руб. в течение трех лет, из них не менее 50 млн — в течение месяца с даты получения свидетельства о регистрации в качестве резидента.

Законопроект выделяет три приоритетных для Крыма вида деятельности: в области морского транспорта, организации и проведения азартных игр и туристско-рекреационной деятельности. Мы считаем, что последний аспект требует дополнительной доработки. Ведь именно туристический бизнес дает наибольшее количество рабочих мест в новом субъекте РФ, но и именно в нем было наибольшее количество теневых предпринимателей – до 80%. Вообще порядка 60 процентов экономики Крыма было в тени.

Нужно дать людям время для того, чтобы приспособиться к российским правилам и законам и облегчить им этот процесс выхода из тени. Мы очень рассчитываем, что именно в Крымской ОЭЗ будут опробованы новейшие управленческие решения в области стимулирования экономического роста, которые не только помогут сделать Крым регионом донором, но и впоследствии смогут быть применены на остальной территории России и дать уже всей экономике нашей страны мощный импульс к развитию.

— Когда и кто будет омбудсменом по Крыму?

— На данный момент в Республике Крым и г. Севастополь действует один уполномоченный по защите прав предпринимателей на оба региона. Это местный предприниматель – Алексей Гринцевич. Он действует на общественных началах. Такой порядок сохранится на некоторое время, но как только новые регионы примут профильные законы, в каждом из них появится свой официальный бизнес-омбудсмен .

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

— По словам президента Владимира Путина, уже до конца этого года в Госдуму должны быть внесены около 160 законопроектов по улучшению условий ведения бизнеса в России. Есть ли уже некая конкретика по самым ключевым законопроектам?

— Конкретика есть по всем пакетам, так как эти 160 законопроектов должны полноценно реализовать дорожные карты Национальной предпринимательс кой инициативы (НПИ). Напомню, что НПИ было предложено «Деловой Россией» и реализуется Агентством стратегических инициатив (АСИ) совместно с ведущими бизнес-объединениями. Ее конечная цель – поднять Россию до 20 места в рейтинге Всемирного банка Doing business. Это рейтинг удобства ведения бизнеса в стране и по каждому его параметру — оценивающему длительность и удобство государственных процедур для бизнесменов была составлена своя дорожная карта от таможни до строительства. При этом работа над дорожными картами НПИ ориентировалась на конкретные результаты – сокращение сроков рассмотрения, согласования и выдачи разрешительных документов в каждой отрасли.

— На последней встрече с президентом вы предложил главе государства перевести дела по статье «Мошенничество» в суд присяжных, дать четкое определение понятию «предпринимательская деятельность» в Уголовном кодексе, увеличить размер налоговой недоимки, необходимой для возбуждения уголовного дела. Что поддержал Путин? Как вы будете реализовывать эти предложения? На ваш взгляд, какой урон принесло отсутствие четкого определения «предпринимательской активности» в УК? Как теперь это можно исправить?

— Владимир Путин внимательно выслушал мои предложения, в том числе и касающиеся изменений в Уголовный Кодекс. Президент признал их интересными и высказался за их дальнейшую проработку и обсуждение. Мы приветствуем такой подход, так как любые изменения в такие важные Законы, как УК, должны приниматься исключительно после широкого общественного обсуждения и детальной юридической экспертизы. Этот процесс будет запущен в ближайшее время. Механизмы для реализации этой инициативы у нас имеются. В частности в Государственной Думе действует межфракционная депутатская группа по защите прав предпринимателей, каждый из членов которой обладает правом законодательной инициативы.

Отсутствие в УК определения «предпринимательской деятельности» — весьма печальный факт. Согласно Постановлению Верховного суда РФ, следствие и суд должны ориентироваться и применять определение «предпринимательской деятельности» из Гражданского Кодекса. Однако применение норм ГК в ходе расследования уголовных дел недостаточно регламентировано. Это ведет к тому, что пробуксовывают новые «предпринимательские» составы ст. 159 УК «Мошенничество», практически не применяются нормы ст. 108 УПК, которая ограничивает возможность заключения под стражу лиц, совершивших преступления в сфере предпринимательской деятельности. Автоматически перенести определение из Гражданского Кодекса в Уголовный также не получается. Мешают тонкости правоведения. Так что придется все же разработать отдельное определение предпринимательской деятельности для УК.

АМНИСТИЯ

— Сейчас по-прежнему уголовные дела в отношении предпринимателей возбуждаются в большом количестве, и многие из них не доходят до суда. По вашим словам, за последние несколько лет около 700 тысяч дел были приостановлены и «висят». Однако в прошлом году была проведена экономическая амнистия. Закончилась она в январе текущего года и под нее попало более 2,3 тыс человек.

Насколько сильно итоги амнистии отличаются от первоначальной задумки?

— Да, вначале мы предлагали более широкий вариант амнистии по экономическим преступлениям, куда должен был войти весь экономический блок УК. Но сама идея амнистии была многими воспринята негативно и то, что мы имеем – результат общественного компромисса. Цифры амнистированных могли быть выше, если бы в амнистию попала основная ст. 159 УК РФ «Мошенничество». Но под амнистию подвели только ее новые составы – «Мошенничество в сфере кредитования» и «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности».

— Чего удалось достигнуть этой амнистией?

— Для начала – изменить к лучшему судьбу более двух тысяч человек, многие из которых вышли на свободу. Но главная цель амнистии –показать обществу, что государство местами «перегибало палку» в отношениях с предпринимателями, допускало излишне репрессивную политику. Показать и обществу и, особенно, правоохранительным органам, что предприниматели – не потенциальные преступники, а очень важная составляющая общества, обеспечивающая его товарами и услугами, создающая новые производства и рабочие места. Считаю, что это в достаточной мере удалось. Пусть пока не в тотальном охвате, но на уровне руководства силовых министерств такое понимание приходит, и у нас идет все более конструктивное сотрудничество с силовым блоком в деле устранения нарушений прав предпринимателей.

— Отслеживается ли судьба амнистированных?

— Мы не можем отслеживать судьбу каждого амнистировано, так как ФСИН согласно закону «О защите персональных данных» предоставляет нам только обезличенную статистику. Таким образом в поле нашего зрения находятся те амнистированные, которые обратились за помощью непосредственно к нам до или во время амнистии. За их судьбой, конечно, следим. Тем более что бывают случаи, когда наши правоохранители пытаются отыграть назад, и человека, уже вышедшего на свободу, путем обжалования решения суда об амнистии снова прячут за решетку.

— Каким образом будет продолжена работа с теми, чье дело зависло и под амнистию тоже не попало?

— Если возникают вопросы по тому, попадает ли человек под амнистию или нет, то к нам можно обратиться, и этим делом займется специальный Общественный омбудсмен по амнистии, депутат Государственной Думы Олег Денисенко. Если же поводов для применения амнистии нет, то эти люди могут обращаться к Уполномоченному в штатном режиме, и с их обращениями будет вестись работа.

ПРОГНОЗ

— Опять-таки по вашим данным, снижается индекс предпринимательских ожиданий. На фоне роста внешнеполитических рисков идет спад инвестиций, бизнес в условиях неопределенности предпочитает сберегать, а не тратить. Как эту ситуацию можно преломить?

— Нам нужна новая стратегия развития экономики. Не отрицая важность сырьевых отраслей для поддержания экономической и социальной стабильности, считаю, что России как воздух необходим мощный частный производственный сектор. Частное конкурентное производство должно стать такой же опорой экономики страны как ТЭК.

Для этого нужно стимулировать предпринимателей развивать производство, а не потребление, и соответствующим образом должна поменяться структура налогов. Предприятия, создающие новые рабочие места, модернизирующие производство, должно получать существенные налоговые льготы, например, в виде налоговых вычетов на суммы, потраченные на новое оборудование.

То есть одновременно с процессом снятия административных барьеров и упрощения административных регламентов и процедур для ведения бизнеса нужно запустить процесс снижения издержек для производства, так как сейчас они слишком велики во всех сегментах от фискальных сборов до кредитования.

ОМБУДСМЕНЫ

— Сейчас не во всех субъектах РФ назначены омбудсмены, с чем это связано?

— Да, стопроцентного покрытия пока нет, но мы к нему уже вплотную приблизились. Сейчас региональные бизнес-омбудсмены действуют уже в 80 из 85 регионов России. Другое дело, что часть из них еще не назначена официально и осуществляет свою деятельность на общественных началах. При этом региональные законы «Об уполномоченных по защите прав предпринимателей » приняты уже в 73 регионах. Думаю, что до конца года процесс создания региональной сети бизнес-омбудсменов будет закончен.

— Есть ли проблемы в организации работы с региональными омбудсменами, если есть, то их причины и условия, что нужно сделать для более эффективной работы?

— По закону каждый региональный уполномоченный – это самостоятельный государственный орган. Они действуют самостоятельно, но в рамках единой методологической системы с аппаратам федерального Уполномоченного. При этом назначение осуществляется указом главы Субъекта, но после согласования с федеральным Уполномоченным. Также происходит процедура снятия регионального уполномоченного. Такой порядок должен обеспечить им большую независимость от региональных властей.

— Существуют ли реальные процессуальные полномочия омбудсменов в работе с правоохранительными, надзорными и судебными органами?

— Это зависит от каждого конкретного региона. В большинстве случаев региональным бизнес-омбудсменам удается наладить конструктивное взаимодействие с правоохранительными и надзорными органами, но бывают случаи, когда их запросы игнорируются, рассматриваются в те же сроки, что и обращения от обычных граждан или в рассмотрении отказывается со ссылкой на отсутствие их права на обжалование в УПК. Дело в том, что полномочия региональных бизнес-омбудсменов должны быть прописаны в региональных законах, и если такой закон не принят, и омбудсмен действует на общественных началах¸ то его формально могут воспринимать как обычного гражданина.

— Что еще необходимо предпринять на законодательном и организационном уровне для совершенствования работы омбудсменов? 

— Прямо сейчас на рассмотрении в Государственной Думе находятся поправки в Закон «Об уполномоченных по защите прав предпринимателей», которые детализируют и увеличивают полномочия региональных омбудсменов, а также более детально прописывают функции и полномочия общественных омбудсменов, например, они смогут направлять заключения в органы государственной власти.

Если они будут приняты, региональные уполномоченные получат полномочия аналогичные полномочиям федерального Уполномоченного, естественно, в сфере субъектовой компетенции, кроме полномочия на приостановку ненормативных актов муниципальных органов власти.

И региональные, и общественные омбудсмены получат широкие полномочия для участия в арбитражных процессах. Ранее они могли только обжаловать ненормативные акты, начиная с арбитража первой инстанции, но не имели права на обжалование вступивших в законную силу приговоров. Теперь такое право у них появляется, как и право вступать в процесс для дачи заключений по делу.

Отдельно отмечу, что региональные уполномоченные получат право на ознакомление с материалами гражданских, административных и уголовных дел. Без этого права готовить профессиональную экспертизу нельзя. После принятия поправок качество работы нашего института должно вырасти.

Источник: http://pasmi.ru/archive/107348

Источник: http://ombudsmanbiz.ru/2014/06/12840.html